история

Казалось бы, сильная половина человечества очень даже любит вторую, более слабую, половину. Во всем старается угодить, особенно по праздникам, - преподносит подарки, охапками дарит цветы. И все же мужики недолюбливают женщин. Не зря появились пословицы и поговорки, говорящие об отношении к последним: «Женщина на корабле - к несчастью», «Баба с воза, кобыле легче», «Женщина с удочкой - безрыбье всей мужской компании». Не знаю, откуда это идет и почему. Может быть, эмансипация виновата? Женщины ворвались в мужской мир по всем фронтам. Они во всем теснят мужчин. Наравне с мужчинами поднимаются на вершины гор, спускаются под воду, летают в космос, путешествуют в одиночку, пересекая целые континенты, пишут книги, снимают фильмы, С таким же успехом они вклинились и в рыбалку. Может быть, им больше везет, может быть, они более усидчивы или лучше чувствуют обстановку на водоеме, но часто женщины облавливают мужчин. А это для мужской половины как для быка красная тряпка. Отсюда и все беды. Мужчина должен быть первым! Это неприкосновенно!
А ведь это несправедливо. И тому в подтверждение история, случившаяся на одной из рек нашей необъятной родины.
Одним мартовским утром на льду реки стал собираться рыбацкий народ. Утро выдалось теплым и солнечным. Рыбаки хотели на¬сладиться, может быть, в последний раз в этом году льдом, пробуренной лункой, весенним солнцем и ловлей отливающей серебром в солнечных лучах рыбы.
А солнце дарило свое тепло всему окружающему. Хватило и людям, и природе. В ложбинах и на буграх с солнечной стороны появились в слежавшемся грязном снегу первые прогалины, земля потемнела и зазвенели первые ручейки. На льду появились лужи. Еще немного, и он кристаллизируется, перестанет держать человека, а там и распадется. А пока народ сбился в одну кучу. Проснувшаяся рыба бойко хватала наживки, опущенные под лед на множестве мормышек.
Мелькали в движении руки, выловленная рыба снималась с крюч¬ков и падала под ноги рыбаку, переваливалась с боку на бок, пока не затихала. Рыбу никуда не убирали и не прятали. Всем хватало.
Вскоре к краю толпы подошла еще одна фигура. Она ничем не отличалась от других, разве что одежда выделялась яркостью красок на фоне общих серо-бурых цветов. Красно-желтая куртка, такие же брюки, теплые зашнурованные ботинки с высокими борцами, шапка с большим козырьком от солнца, закрывающая пол-лица.
Эта персона не вклинилась в толпу, а скромно, как бы боясь и таясь, на небольшом удалении просверлила лунку и, размотав удочку, опустила под лед мормышку и начала колдовать с проводкой. Вскоре кивок дернулся вниз, рука же человека отработала обратное движение - и первая рыбка запрыгала на льду, разбрызгивая капли воды из натаявшей рядом небольшой лужицы.
Больше часа бесновался народ в этом месте, пока стая рыбы не сгинула в непонятно каком направлении. Клев стих.
Народ стал разбредаться в поисках рыбы. Толпа рассосалась. Только рыболов, подошедший последним, все еще таскал одну рыбку за другой. То ли он прикормил свою лунку чем-то очень вкусным, то ли повезло с местом и наткнулся на ямку, или было какое-то препятствие, а может быть, мини-стол или небольшая возвышенность, но рыба все еще продолжала у него клевать.
Его даже попытались обурить, но ничего не добившись, вскоре ретировались: клевало только из одной лунки.
- Тону-у-у-у-у! - неожиданно для всех, раздалось над рекой. В один миг все остановилось и замерло. Люди вскочили с мест и стали вглядываться в ту сторону, откуда раздался крик.
- Тону! Помогите-е-е-е-е! Было видно, как на середине реки в полынье барахтался человек.
Рыбаки зашевелились, забегали, спрашивая друг у друга, нет ли у кого веревки. Практически каждый человек в себе полностью уверен. Уверен, что с ним не может ничего случиться, и все эти предосторожности в виде веревок - это для новичков на льду, но только не для него, бывалого.
В общем, как это часто бывает, веревки не оказалось. Некоторые ринулись к роще, росшей метрах в трехстах от реки, на косогоре. Многие стояли как будто в ступоре и просто молча наблюдали за разыгрывающейся трагедией.
А от полыньи все неслись крики о помощи. Самые рискованные подошли ближе, но помочь ничем не могли и просто давали советы.
- На спину, на спину переворачивайся и выползай спиной на лед, помогая ногами!
- Пытайся выползать в ту сторону, откуда пришел!
- Одежду, одежду скидывай!
Но, похоже, человек не слышал, а может быть, силы уже были на исходе, или волю человека сковал страх. Он просто барахтался, и было заметно, что с каждой минутой намокшая одежда все сильнее тащит его вниз. Вначале под водой исчезли ватные брюки, заправленные в валенки, потом спина в бушлате, и только голова еще торчала над полыньей. Он пытался снять верхнюю одежду, но ничего не получилось. Окоченевшие пальцы уже не слушались и не могли расстегнуть пуговицы.
Было видно, что провалившийся мужчина смирился со своей участью, перестал звать на помощь и барахтался в воде уже не так активно, как будто даже наслаждаясь последними минутами жизни.
Припозднившийся рыболов тоже стоял, позабыв об удочках, наблюдая за развязкой. Но вот, поняв, видимо, что никто не пытается прийти утопающему на помощь, он вдруг сорвался с места, на бегу сбрасывая с себя одежду. Полетела в сторону разноцветная куртка, за курткой последовала шапка, и в этот момент на голове бегущего человека полыхнула огромная копна светлых волос.
Над рекой пронесся, одновременный выдох мужской толпы: «Баба!»
А женщина была уже у самой полыньи. Вот она с разбегу ухнула под проломившийся лед и исчезла из вида. В этот же самый момент скрылась под водой и голова утопающего. Толпа, разом вдохнув воздуха в легкие, забыла выдохнуть. Замерев, все устремили взгляды на черную воду в полынье. Секунды ожидания всем показались вечностью. И вдруг исчезнувший под водой мужчина чуть не по пояс выскочил на поверхность и стал явно из последних сил наползать на лед. Из воды показалась женская голова.
Над рекой висела гнетущая ти¬шина, мужская толпа ждала развязки.
Пожилой мужчина, лежал на льду без движения, не веря в свое спасение.
- Ползи вперед! - раздался женский голос. - Давай вперед, быстрее!
Она толкала его в свисающие в воду ноги.
- Давай, дяденька, ползи! Мужчина пополз, а к нему, с опаской передвигаясь, уже спешили люди.
Остальные наблюдали за женщиной. Она быстрым взглядом оценила окружающую обстановку и вдруг погрузилась в темную пучину воды.
Снова несколько томительных секунд нервного ожидания - и все увидели, как женское тело, облаченное в мокрый костюм, мощно выбросилось из воды, с ходу надвинулось на лед и уже через мгновение откатывалось от гиблого места.
В этот момент оторопевшие мужики зашевелились. Многие кинулись на берег к своим машинам, кто за водкой, кто за сухой одеждой, кто за термосом с горячим чаем.
Когда страсти улеглись, эмоции поутихли, выяснилось, что спасительницей пожилого человека оказалась 23-летняя девушка по имени Александра.
Всех интересовал один вопрос: как она, слабая девушка, та¬кая хрупкая с виду, смогла вытолкнуть на лед такого грузного взрослого мужика?
Оказалось, что Александра занимается синхронным плаванием и знает, как сгруппироваться под водой так, чтобы тело превратилось в сжатую пружину, которая в нужную секунду могла бы распрямиться и вытолкнуть партнера из воды. А уж себя-то вытолкнуть - совсем не проблема.
Вот такая история, мужики! Вспомните о ней, когда увидите на водоеме женщину с удочкой в руках.